Второго марта – Вселенская родительская (мясопустная) суббота. Совершаем память всех от века усопших православных христиан, отец и братий наших. 23-го и 30-го марта – поминовение усопших.

Благочестивый обычай молиться за умерших ведет свое начало из глубокой древности. Уже в литургии апостола Иакова, брата Господня, была внесена молитва за умерших.

Святитель Киприан, епископ Карфагенский, в пятом поучении, в котором изъясняет литургию, говорит: «Мы творим память прежде почивших: во-первых, патриархов, пророков, апостолов, мучеников, дабы их молитвами и молениями Бог принял наши молитвы; потом молимся об умерших св. отцах и епископах и, наконец, о всех между нами скончавшихся, крепко веря, что сие приносит великую пользу душам, за которых приносится молитва святой и страшной жертвы, на алтаре предложенной».

Отец Олег наставляя нас, говорит, что мы можем помочь умершему не слезами, не обильным поминанием едой и поднятием рюмок со спиртным, а молитвами, милостынею. Не ленитесь приходить в храм, подавать записки об упокоении сродников своих, ставить свечи и молиться, заказывать панихиду.

Зачем надо молиться за умерших? По слову Христа, мы должны любить ближних, как самих себя, а в молитвенной памяти об усопших проявляется наша любовь, бескорыстная и сокровенная, самая величайшая. И эта любовь действенна покойникам, принося им, беспомощным облегчение и упокоение. И, наоборот, наше равнодушие отнимает у них надежду на прощение и спасение.

Многие православные люди по смерти близких - родных, друзей, знакомых - хранят их вещи, фотографии, портреты, устанавливают дорогие памятники, обсаживая могилы их цветами, чтобы подольше сохранить о них светлую память. И это хорошо, важно, не поспоришь. Но это ли им нужно? Эта ли память ведет их души к спасению? Ведь это похоже на то, что умирающему от голода вместо хлеба кто либо поднес цветок с приятным запахом.

Неужели видя, как ребенок, завязши в грязи, тонул бы в ней, и мы не помогли ему? У ребенка не хватает сил самому вылезти из грязи, и вот мы подаем ему руку помощи. Так и наши сродники, находясь в греховной тьме, на месте мучения, лишены сами по себе возможности очиститься от грехов, освободиться от горькой участи, так как после смерти нет покаяния. Усопшие не могут за себя помолиться. Кто же им может помочь, как не живые? А между тем живые, часто близкие, даже родные, забывают о них, забывают дети своих родителей, родители детей, братья сестер, сестры братьев. У всех большей частью одна забота о внешности и о показной стороне, о том, что могут видеть другие, а душа их, тяжкая участь, - это в стороне.

   Мы должны знать, что, молясь о покойниках, молимся в то же время о самих себе, потому что за нашу милость к умершим Господь нам посылает Свою милость, за нашу молитвенную память о них Господь и о нас помнит, по Своему милосердию. Мы должны верить, что никакое добро не забывается, не пропадает даром. Особенно, когда мы молимся за души усопших, поминая их в нашей домашней или в церковной молитве, сопровождая эту память милостынею за них, - это добро наше бывает особенно приятно Всемилостивому Богу. По промыслу Божию часто бывает: кто молится о покойниках, за того и после смерти непременно тоже будут молиться.

И наоборот, если, кто не молится за умерших, забывает их, не думает о их загробной участи, того самого забудут после его смерти, не будут молиться о нем. И он будет для всех чужд, будет стонать и вопиять, и никто из мира живых не поможет ему, даже дети его забудут. Такой уж необъяснимый, неизменный духовный мир: все взвешено, сочтено и измерено — «какою мерою мерите, такою отмерено будет вам …»  (Мк. 4, 24.).

Пока мы живы - наш долг молиться за родных.

Пример из жизни.   Один из афонских подвижников открыл святогорцу, известному отцу Серафиму, следующее: «Причиною моего вступления в монашество было видение во сне загробной участи грешников. После двухмесячной болезни я пришел в сильное изнеможение. В этом состоянии я увидел двух юношей, вошедших ко мне. Они взяли меня за руки и сказали:

— Следуй за нами!

Я, не чувствуя болезни, встал, оглянулся на свою постель и увидел, что тело мое лежало спокойно на постели. Тогда я понял, что оставил земную жизнь и должен явиться в загробный мир. В лице юношей я узнал Ангелов, с которыми и отправился. Мне показаны были огненные места мучений; слышал там вопли страдальцев. Ангелы, показывая мне, за какой грех какое назначено огненное место, прибавили:

— Если и ты не бросишь своих привычек к греховной жизни, то — вот и твое место наказания!

Вслед за тем один из Ангелов восхитил из пламени одного человека, который был черен, как уголь, весь обгорел и с ног до головы окован. Тогда оба Ангела приступили к страдальцу, сняли с него оковы — и вместе с ними исчезла вся его чернота: он стал чист и светел, как Ангел. Потом Ангелы облекли его в блестящее одеяние, подобное свету.

— Что значит это изменение сего человека?, — решился я спросить Ангелов.

— Это грешная душа, — отвечали Ангелы, — быв отлучена от Бога за свои грехи, должна бы вечно гореть в этом пламени; между тем родители этой души подавали много милостыни, делали частые поминовения за литургиями, отправляли панихиды, и вот ради родительских молитв и молитв св. Церкви, Бог умилостивился, и грешной душе даровано совершенное прощение. Она избавлена вечного мучения и теперь предстанет пред лицо своего Господа и будет радоваться со всеми Его святыми.

Когда видение кончилось, я пришел в себя и что же увидел? Вокруг меня стояли и плакали, приготовляя тело мое к погребению» («Странник», 1862 г., Май).

6880